Генрих Сергеев. Цена насущного

Цена насущного

Отрывок


«…В жарком мареве деревня со сказочным названием Скороходы. Над хлебным полем, что за бабушкиным лужком заливается жаворонок. Хочется пить и... есть. Но колодец недалеко, и напиться даст дед: вон он – носит воду в баню.

А вот кабы хлебца…


Бабка Павловна ходит около гнилых дров, прислоненных к задней стене избушки, и куриным крылышком что-то смахивает с них в плетеную чарушу. Как заметает она на шестке пепел и угли, внук видал. А что нашла она на гнилых бревешках? Надо подползти поближе…


- Ты чего, бабуш?


Старушка, не оборачиваясь, продолжает свое занятие.


- Погодь, Енко, скоро будёт из чего замесить тесто: вишь сколь муки?


Мука? И вправду мука... Но хлеб? Енко был в восторге. Его бабка, оказывается, в самом деле волшебница. Она не только мастак на сказки про скатерть-самобранку, но может печь хлеб из пестов, кисленки и... обычной древесной трухи? Здорово!


- Бабуш, а ты не врешь?


- Колды я хвастала? Добавлю пыжа, мякинки, авось будёт.


Н. П. Багаева, 1941

Хлебушко бабка испекла. Енко запомнил его на всю жизнь, потому что долго опосля кряхтел на корточках в углу ограды…

А до этого был кисель из прошлогодней гнилой картошки, собранной на поле из-под снега; хлеб из пестов, но они уже отошли; хлеб из кисленки. Хлеб с картошкой был так давно - зимой. И пестовница с молоком была терпима: можно есть и наголо. Но почему люди пекут хлеб из травы и клеверных головок, в котором на второй день заводятся «жужелки», Енко понял не скоро.


И Енко долго не понимал, за что его журила бабка Павловна, когда он, играя под окном в песке, выменял у ребят сикалку из гигля на ладошку клеверного хлеба. Ведь для него недоступен пруд, где на берегу росли трубочки, из каких можно сделать такую штуковину, которая стреляет водой. У ребятишек, гоняющихся друг за дружкой, это здорово получается. А хлеб бабушка сотворит из чего угодно...


...На газетном листе - пригоршни клеверного пыжа и стакан воды. Ребенок читает крупные буквы: «Все для фронта, все для победы!» Он запивает водой сухой пыж, который не разжевывается и прилипает к нёбу. Этот пыж привезен тоже от бабушки. Здесь некому и некогда за ним ходить. Завтра меня в оздоровительный лагерь. Там, говорят, будет хлеб… А тех двухсот граммов, которые маме дают по карточкам, нам с сестрой – всего на два укусива. И как это мама не хочет хлеба и всегда говорит, что она сыта?..»


Генрих Сергеев


Назад к списку