Нина Вандышева

Дорогие соседи

«Добрый день, родные наши - Августа, Николай, Сергей, мамины братья, сестры, племянники и племянницы - все вы были близки и любимы ею. А как болело ее сердце о горькой доле Якова Михайловича! Совсем безвинно страдал и погиб дорогой для нас человек. Разве можно было докричаться и достучаться до «стального» сердца за той высоченной глухой стеной, которое погубило тысячи напрасно оклеветанных жертв?!

Возможно, удастся вам найти книгу Бориса Дьякова «Повесть о пережитом» - прочтите. Она о том лихолетье, когда без суда и следствия бросали людей в пучину страданий.

Я до сих пор восхищаюсь мужеством и самоотверженностью отца, с какими он рвал паутину лжи, гнусных оговоров «дорогих» соседей, пытающихся пустить семью по миру.

Под Рождество 31-го он вел нас с Леней из кино. Сугробы снега кругом. Вдруг мы увидели, что во всех окнах и окошечках избы свет. Почуяв неладное, отец подхватил Леню на руки, и мы побежали. Я едва поспевала за ним.

Дома встретил плач мамы:

- Ой, господи! Почти все описано!

Оказалось, злодеи-соседи занесли два сундука из клети в избу, чтобы не мерзнуть, и стали перемерять и записывать холсты, сотканные своими руками! Всю ночь работали «труженики». Плакала мама, причитала на печке слепая бабушка:

- Соседи, не забирайте то, что на смерть приготовлено.

А отец спрашивал:

- Мы - что, кого обобрали?

- Твой отец наторговал…

- Так ему надо было семерых прокормить. Брал товар и развозил в праздники по деревням, как другие…

Я дрожала всю ночь рядом с ней, обхватив колени руками. Беззаботно спал пятилетний Леня, может, видел во сне красную конницу, что показывали в кино. Беспокойно ворочалась в люльке полугодовалая Тамара, угрюмо молчал отец, изредка бросая:

- Беззаконие творите! По-вашему все равно не будет! До Москвы пешком дойду, а правду найду!

Вместо Москвы на второй же день отправили его на лесоразработки в Разбойный Бор. Помню, ночью прибежал домой и сказал, что договорился с человеком увезти нас, куда глаза глядят. Писал Молотову просьбы-жалобы о своем «дворянском» происхождении. Прабабушка (по маме) на паперти милостыню просила, а прадед (по отцу) был самый распропащий пьяница, которого все звали презрительно – «дед Матюха». Писал о своем участии в гражданской войне.

Все-таки достучался! Пришло на область распоряжение: «Снять незаконно наложенное твердое задание». Хорошо, что не успели растащить весь наш скарб. Только и смогли урвать 6 килограммов овечьей шерсти. Мама все ездила, просила у родственников дать нам, кто сколько может. Ведь держали по 1-2 беспородных овцы. Настригали с них по 200-300 граммов.

Сбросили цепи! И тут-то отец поклялся, что жить не останется среди соседей-губителей.

13 июня исполняется полвека, как мы здесь…


Нина Вандышева
Краснодарский край


Назад к списку